Неродная родня

Иногда чужие люди могут стать ближе родной семьи. В минуты отчаяния, когда помощь приходит от, казалось бы, посторонних людей, важно осознать: семья – это те, кому вы действительно небезразличны.

Потаенным страхом и одновременно великой гордостью Катерины Петровны Масловой был отец, который умер в тюрьме ещё до ее рождения. Собственно, никаких подробностей она не знала: мать испуганно шикала, стоило заикнуться на эту тему. Лишь однажды когда Кате было лет двенадцать в полудрёме она услышала, как мама шепотом делилась тайной с закадычной подружкой – соседкой тетей Полиной.

Вот и пришлось взять девичью фамилию – и себе и дочке. Романовых, конечно, много, но все ж таки Масловой как-то спокойнее, сама понимаешь… Романов…Катя перекатывала фамилию во рту, примеряла к собственному имени и восхищалась как красиво звучит! То, о чем мама упорно молчала, девочка додумала сама, припомнив уроки истории.

И тут же поверила: наверняка папа был из тех самых Романовых, из царской семьи! Не зря же мама так боится. А спустя неделю Катя обнаружила в кладовке старинный подсвечник, который достался их семье по наследству от дальних родственников. Так в Кате родилась уверенность в собственной исключительности. Главное ведь что у человека внутри, а фамилия дело десятое. Тем более что и Масловой она вскоре быть перестала: вышла замуж и сменила фамилию на мужнину – Приходько.

Достойный наследник

И сменила, надо сказать, удачно. Вася Приходько шагал по партийной лестнице, легко прыгая через ступеньки: за десять лет из комсомольского лидера вырос до инструктора райкома, получил квартиру в новом доме. Катя в глубине души считала, что есть в этом и её заслуга. Не зря говорят: муж – голова, жена – шея. Сынок, которого Катя назвала Романом (в честь понятно кого), рос всем на загляденье: отличник с уклоном в математику, неплохой лыжник и просто воспитанный мальчик.

Катя нарадоваться не могла, украдкой отмечая в сыне черты, которые сама же сочла благородными: высокий лоб философа, выразительные раскидистые брови, тонкие пальцы. И о будущем для него мечтала под стать: блестящая партийная или научная карьера, жена из хорошей семьи… Иными словами, чувствовала Катерина в себе вздорное бурление благородной крови.

Как вкруг Рома, уже студент мехмата, огорошил родителей: он женится на аспирантке Лене. Невеста будто из кошмаров Катерины явилась мало того, что старше, родом из какого то села под Воронежем, так ещё оказалось с приданым – двухлетней дочкой Ксюшей.

Катерина Петровна не расставалась с валидолом и силилась понять, в какой момент упустила сына. Слезы, истерики, фальшивые обмороки не помогли. Роман добился своего не только женился, но и привел избранницу в родительскую квартиру.

Перемены подкрались незаметно

Мало было этой напасти, следом пожаловали другие. Сперва умер муж – от сердечного приступа прямо на работе. В последнее время он часто приходил домой хмурым, бормотал о какой-то перестройке. Но Катя оглушённая женитьбой сына, ничего не слышала.

А после смерти Василия обнажились такие проблемы, которые Катерина Петровна вообразить себе не могла. Трещала по швам целая страна, грозя завалить осколками обывателей. Накопления на старость сгорели вмиг. Лишь квартиру и золотые побрякушки – память о былом благополучии – удалось сохранить.

Катерина Петровна в жизни не работала – не к лицу это было жене партийного руководителя. И меняться не собиралась. Добытчиком пришлось стать Роману, который недавно с отличием защитил диплом. Перспективного студента звали в аспирантуру, предложили должность на кафедре. Но с такой мизерной зарплатой, на которую и один-то не поживёшь. А с большой семьей – мать, падчерица, жена, беременная вторым ребёнком, – тем более.

Рома, как и многие в те отчаянные, рисковые времена, подался в бизнес. Начал с мелочи: капроновые чулки, заколки для волос, копеечная помада. Но быстро вошел во вкус, разгадал своим математическим умом законы рынка и обернул их на пользу – себе и семье. И обернул слишком настойчиво, слишком круто.

Кому помешал молодой удачливый бизнесмен Роман Приходько, следствие так и не выяснило. Дело о двойном убийстве – в тот чёрный день Лена оказалась рядом с мужем – зияло кровоточащей раной в сердцах близких. Сыну Ромы и Лены, Егору, тогда не исполнилось и года.

Катерина Петровна осталась одна с двумя малышами. Родного внука она ни за что бы не бросила, а вот четырехлетнюю Ксюшу хотела сдать в детский дом. Но соседка подсказала, что за опеку над девочкой государство будет платить, и сиротские барыши умилостивили Катерину Петровну.

Так и росли Ксюша с Егором бок о бок. Рядом, но будто бы в разных мирах. Внуком Катерина Петровна занималась с тем же рвением, каким окутывала сына. Они с Егоркой рисовали дефицитной польской гуашью, лепили из пластилина, собирали конструктор, читали. Ксюше трогать игрушки брата было запрещено. Егорка только начал говорить и звал Катерину Петровну бабой. Ксюша подхватила было, обратилась к женщине бабушка. Но та её осадила: Для тебя я Катерина Петровна.

Было ли дело в этих нелепых запретах или в складе характера, но Ксюша росла немного замкнутой, зато усидчивой и наблюдательной. Особым удовольствием для неё было слушать историю о дворянине Романове. Катерина Петровна больше не опасалась – жизнь то поменялась – и охотно рассказывала об отце, которого отродясь не видела.

Егорка никакого уважения благородному предку не выказывал, историю его короткой жизни слушать не желал и вообще с трудом мог усидеть на месте больше двух минут. Оттого и в школе учился с двойки на тройку, хотя Ксюша всячески ему помогала. Отстань от мальчика, – негодовала Катерина Петровна, когда Егор жаловался на сестру, заставляющую его делать уроки. – Не оценки главное, а что у человека внутри.

Новая счастливая жизнь?

В школе Ксюша училась ровно по всем предметам, особенно нравилось ей история. Что-то завораживала девочку даже в самых скучных темах. Поэтому после выпускного Ксюша поступила на исторический факультет. Там же встретила любовь – первую единственную. Скромную свадьбу сыграли. Катерина Петровна подарила молодым комплект дешёвого постельного белья с присказкой: Чем богаты тем и рады. И со спокойной душой спровадила воспитанницу к мужу, вычеркнув, как она сама подумала из своей жизни.

В первый же – без Ксюши вечер Катерина Петровна сказала внуку: Вот и стало всё, как должно быть – только я и мой наследник. Скажешь тоже. Наследник чего? Отмахнулся Егор. Как чего? Квартиры. Я умру, она тебе достанется. А что тянуть? Вдруг оживился внук. – Мне восемнадцать через три месяца, вот и сделай мне подарок.

Катерина Петровна, не чуя подвоха, выполнила эту прихоть внука. Не переживала она и когда Егор бросил учёбу, а на работу устраиваться не спешил. Успокаивала себя: мальчику нужно погулять. Не забила женщина тревогу, когда внук стал пропадать на несколько дней, возвращался подозрительно весёлым и сочинял небылицы о друзьях, которым понадобилась его помощь. Катерина Петровна проглатывала вранье, а когда пресытилась им, было уже слишком поздно.

Однажды Егор ввалился в квартиру посреди ночи и прохрипел не своим загнанным голосом: Ба, у меня долги выше крыши. Придется квартиру продать. Разбуженная, с трудом соображающая Катерина Петровна и возразить не успела не успела: внук выставил бабушку за порог, напомнив, кто в доме хозяин.

Ненужная правда

Катерина Петровна, идемте обедать, – позвала Ксюша. Женщина кивнула. В этом доме она предпочитала молчать, чувствуя себя незваным гостем. Ксюша примчалась, как только узнала, что натворил брат. Забрала Катерину Петровну к себе, подальше от пересудов соседей. Женщина безропотно подчинилась. Понимала, что деваться некуда: сама ведь переписала квартиру на внука.

Ксюша старалась этой темы избегать. Не только щадила чувства женщины, сколько гасила в себе мелкую гадливую жажду мести. И благовидный повод жить вместе нашёлся: Ксюшиной дочке Вике исполнилось три года, очередь в детский сад никак не подходила, а Ксюше предложили работу в городском архиве. Так, все члены этой неродной, но прочно связанной семьи оказались устроены.

После первого рабочего дня Ксюша шла домой с тяжелым сердцем. Не потому что тревожилась за дочку – в Катерине Петровне она была уверена. Просто девушке удалось разгадать тайну, взбудораживающую ещё с детства, – историю дворянина Романова. Она несколько раз перепроверила, надеялась найти ошибку. Но выписка из архивных документов была неумолима: Петр Романов, 1999 г.р, сын доярки Прасковьи Романовой, безотцовщина. Расстрелян за разбой.

Листок-приговор Ксюша машинально сунула в сумку, гадая, стоит ли говорить Катерина Петровне. Раскрыть старухе глаза, или пусть тешит себя фантазиями? Скользкая, тягуче-сладкая жажда мести вновь обуяла мысли, и мысли и Ксюша с трудом от неё отмахивалась. Девушка неслышно открыла дверь квартиры, проскользнула в прихожую. И замерла, заслушалась.

Катерина Петровна, – лопотала Вика на кухне. Какая я тебе Катерина Петровна? – мягко возразила женщина. – Я бабушка. Жажда мести вдруг потухла, задавленная простым, таким желанным словом – бабушка. И Ксюша смяла архивную выписку, удаляя не нужную правду из памяти, из жизни, из судьбы.

“Прочли рассказ? Выразите свои эмоции после прочтения, нажав смайлик внизу.”

0
Do you like this post?
  • Fascinated
  • Happy
  • Sad
  • Angry
  • Bored
  • Afraid

Автор публикации

не в сети 2 часа

Alexa

1

Всякая жизнь творит собственную судьбу.

Россия. Город: Каменск-Уральский
Комментарии: 1Публикации: 75Регистрация: 03-03-2017

Комментарии:

Добавить комментарий